• Татьяна Дударенко

Мой великий шелковый путь. Бухара. часть 1


«Восток — дело тонкое, Танюха» — крутилась в голове песенная фраза. Как же понять его, этот Восток? А уже была пройдена половина из нашего Великого шелкового пути: Ташкент, Самарканд, Шахрисабз. Информации было столько, что создавалось впечатление, будто тебя ударили огромной энциклопедией по голове. Нет — больше, будто упала книжная полка с десятками толстенных старинных пыльных потрепанных книг с арабской вязью на шелковых страницах. «Удар» был сильным. Все перепуталось и, вряд ли, я смогла бы без помощников повторить более 10-ти арабских названий основных достопримечательностей: мечетей, медресе, некрополей, памятных мест и имен, а впереди еще была Бухара. Отправляемся в путь через перевал с заездом в Шахрисабз — родину Тамерлана.

Забравшись на самую высокую точку перевала, уже кажется, что в пыльной дымке за сотни километров мы видим 47-метровый минарет Калян XII века, в то время самый высокий в Средней Азии. Он, будто маяк, вел нас, как караванщиков, в священный город всех мусульман. (Слово минарет происходит от «минор» — то есть, место, где зажигается огонь указывающий путь.)


Наш «верблюд» по имени «Тойота», в отличие от своего живого горбатого собрата, не смог подъехать к отелю. Пришлось, тащить свои чемоданы по каменным мостовым старого города. Движение автотранспорта по многим улочкам исторического центра Бухары ограничено. Облик центра со средневековыми строениями мало изменился за прошедшие столетия. Поэтому мы сразу погрузились в мир средневекового Востока.




А расположение нашего отеля позволяло из окна наблюдать, как просыпается, живет и засыпает старый город.


Торговый купол Токи Саррафон

С небольшого балкончика нашего номера наблюдалась бойкая торговля мехами, золотыми украшениями, коврами, шелками с золотой вышивкой, знаменитыми ножами и изделиями из металла. И все это происходило на улочках и торговых куполах Бухары, четыре из которых сохранились с давних времен. Точно также, как сохранилось мастерство ремесленников. Я оценила. Разглядывая кепку из коричневого каракуля, посетовала: «Вот мне бы такую же, но без козырька и из белого мягкого меха» Звучало это словно: «А есть у вас такой же, но с перламутровыми пуговицами? Мне не пришлось искать нужную модель, меховые мастера за ночь сшили мне беретик из белой каракульчи. Класс! Авторитетно заявляю, что и сувенирная продукция очень высокого качества.

Но даже если вы не планируете что-то приобретать, обязательно загляните в торговые купола Бухары. Когда-то здесь была расположена одна из крупнейших валютных бирж Средней Азии, где купцы из Индии, Китая, и других стран меняли деньги. Здесь же сохранилась средневековая кузница, есть предложение посетить традиционные бани. Торговые купола, которые сегодня вереницей протянулись от Ляби-Хауза до Медресе Мири-Араб и сегодня известны всему миру, как уникальный архитектурный комплекс, имевший большое значение на великом шелковом пути.

Торговый купол Токи Саррафон




От нашего отеля за несколько минут можно было дойти до самого популярного места — Ляби-Хауз. Хауз, в английском варианте - «дом», а в узбекском «пруд». И понятно, что водоем в пустынном жарком климате имеет особое значение. Как и в давние времена вокруг водоема всегда кипит жизнь. Идет торговля, проводятся все важные мероприятия и праздники. В тени деревьев путники и горожане отдыхают и пьют чай. Брызги фонтана создают комфортный микроклимат и спасают от жары. А живая музыка придает ощущение праздника, более 50% композиций звучат на русском языке.





Этот древний водоем размерами 36×42 метра и глубиной 5 м окружен архитектурными памятниками XVI–XVII веков. Это медресе Кукельдаш, ханака (место отдыха и раздумий) и медресе Надир Диван-Беги. Здесь же в сквере установлен памятник Ходже Насреддину, народному герою Центральной Азии, известного также под именем Афанди.


Как много столетий назад, так и сегодня Ляби-Хауз одно из самых популярных мест города с многочисленными ресторанчиками и торговыми лавками. Здесь всегда много туристов и гостей города, местных жителей и многочисленных свадеб.



Внешний фасад медресе Надир-Диван-Беги украшен мозаикой с изображениями ланей и птиц, смотрящих на солнце. Изображения живых существ не характерны для ислама, поэтому медресе отличается от традиционных архитектурных сооружений того времени.


Свадьбы в Узбекистане в отличии от России, где торжества проходят в основном с пятницы по воскресенье, празднуются в любой день недели. Поэтому ежедневно мы встречали молодоженов в сопровождении гостей, фотографов, операторов на всех знаковых местах. Ляби -Хауз не исключение. Одна из молодых пар молодоженов доверилась мне — неизвестному даже в узких кругах, "свадебному фотографу".


Небольшое отступление, коль я упомянула свадьбы. Узбекистан сегодня светское государство, невесты и женихи переоделись в европейские праздничные наряды, активно участвуют в фотосессиях, но тем не менее влияние старинных традиций, принесенных вместе с исламом в первой четверти VIII века завоевателями Арабского халифата, еще остается. Наш водитель из Ташкента, 25-летний современный парень, рассказывал, что доверил выбор невесты родителям. Словно детективы, родители собирали информацию о девушках. И только убедившись в добропорядочности, скромности, хозяйственности претендентки, рекомендовали сыну женится. Парень познакомился со своей будущей женой незадолго до свадьбы. На мои многочисленные вопросы, он с улыбкой отвечает: «Родителям виднее, у них большой опыт». Оставлю без личного комментария эти факты, приведу же статистику, которая свидетельствует, что за последние годы число заключаемых в республике браков снизилось, а, количество разводов выросло. А вот, что на это влияет, старые традиции или современные веяния?- статистика ответа не дает.

Первый вечер в Бухаре мы посвятили знакомству с Ляби-Хаузом, где еще и вкусно под сопровождение живого исполнения, поужинали, подпевая солисту: «Только у любимой могут быть такие, необыкновенные глаза».

А утром следующего дня отправились в парк, недалеко от крепости Арк, где расположен один из уникальных исторических объектов. Мавзолей Саманидов (X век) — усыпальница Ахмада ибн Исмаила — сына эмира. Также в мавзолее можно увидеть гробницы двух других мужчин-бухарцев, личность которых не установлена. Небольшое сооружение является шедевром средневековой архитектуры. Именно оно послужило в дальнейшем примером для строительства следующих средневековых строений. Обратите внимание, что стены искусно выложены из жженого кирпича, как внутри, так и снаружи.



Недалеко от мавзолея есть еще несколько объектов, заслуживающих внимания.

Здесь же в парке расположено культовое сооружение, на первый взгляд совершенно неприметное — мавзолей Чашма Айюб и священный источник (1379–1380), включенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.


Его особенностью является островерхий силуэт шатрового перекрытия. Четыре соединенных помещения построены в разное время, самое древнее из них венчает двойной купол с конической скуфьей. Остальные помещения также покрыты куполами, не похожими друг на друга.

В мавзолее несколько погребений, самая почитаемая — гробница выдающегося знатока хадисов (умных мыслей, идущих от Бога)- Ходжи Хофиза Гунжори, умершего в 1022 году.

А в самой старой постройке мавзолея до сих пор бьет ключ холодной воды, который, по легенде, считается священным источником. Его сотворил ударом посоха по земле библейский святой Аюб. Был очень засушливый год, и жители умирали от жажды. Они обратились к «святому» за помощью. В месте удара посоха Иова забил ключ холодной воды. Отсюда и название памятника — Чашма-Аюб, что означает «источник Иова» (чашма — источник). Сейчас в здании мавзолея расположен Музей воды.

Напротив мавзолея в здании, построенном в наше время расположен просветительский комплекс имама Бухары


Вокруг мавзолея активно попрошайничают цыганки, принятые сначала мной за узбечек. Самые привлекательные для них туристы с фотоаппаратом.




Следующий объект — комплекс Боло-Хауз. Как вы уже поняли из названия — это водоем. А Боло-Хауз означает «детский водоем». Почему «детский»? — предполагаю, что из-за небольших размеров. Комплекс состоит из водоема, пятничной мечети и минарета. Особенно интересна мечеть XVIII в., с роскошным расписным многоколонным айваном — так называется своего рода терраса перед входом. Деревянный потолок айвана опирается на колонны, украшенные резьбой, цветочным и геометрическим узором.



Следующий памятник уже периода первого десятилетия советской власти — водонапорная башня инженера Шухова (1927–29 г.г.) Она вошла в систему строительства Бухарского водоканала. В середине 70-х прошлого столетия на башне был пожар, сгорела деревянная обшивка. В это же время прошла реконструкция водопровода, башня утратила свои первоначальные функции и превратилась в культурно-исторический объект.


В первое время наверху работал ресторан и даже был установлен лифт, но в кризисные 90-е годы ресторан закрылся, а лифт демонтировали. Сегодня на башню можно подняться по вертикальной винтовой лестнице. Я этот подъем пропустила, не предполагала, что с башни открываются замечательные виды на крепость Арк. Да, и крепость- то, я из парка не сразу заметила. Как говорится, «слона и не приметила». А когда заметила, то вскрикнула от удивления. Будто ребенок, который видел слона только на картинке и никак не мог сопоставить размеры, увидев его воочию. Монументальное сооружение и самый древний архитектурно-археологический памятник Бухары!!!


Крепость Арк расположена на насыпном холме с высотой стен, примерно в 20 м. Площадь ее составляет около 4-х гектаров.



До завоевания Бухары арабами Арк служил местопребыванием правителей города — бухар-худатов. При Саманидах (IX—X вв.) Арк перестраивается и укрепляется стенами и башнями. Во время нашествия монголов (XIII в.) Арк подвергался неоднократным разрушениям и в XVI веке принимает современный вид. Крепость подвергалась штурму и русских. Войска под предводительством М. В. Фрунзе в 1920 г. штурмовали крепость, пытаясь свергнуть последнего хана Бухары — Сейид Алим-хана. В связи с этим вспомнилась смешная история, не этого периода, но все же расскажу:

Во время войны России против Бухарского эмирата в 1868 г. пехота генерала Головачёва прямо на глазах у неприятеля по грудь в воде перешла реку Зеравшан и в штыковой атаке заняла высоту Чапан-Ата. Манёвр был стремительным, разуваться и выливать воду было некогда. Поэтому солдаты становились на руки, а товарищи при этом трясли их за ноги. Через месяц в бою при Зарабулаке передние ряды бухарцев, подойдя на ружейный выстрел, встали на руки, а задние стали добросовестно трясти их за ноги. Они были твёрдо уверены, что разгадали ритуал русских, приносящий победу.

Продолжаю, вход в Арк представляет собой пандус, или постепенно поднимающуюся дорожку, которая ведет через крытый длинный коридор к мечети Джами. Парадный въезд оформлен с двух сторон башнями, которые соединены галереей, над которой построено помещение с террасами. Здесь размещались музыканты и городской караул.





Место пребывания правителей города, а позднее — ханов, эмиров, чиновничьей знати и военачальников имело и конюшни, и площади для коронаций эмиров, приемов послов, и камеры, где были заточены особо опасные преступники и многое другое. В начале XX в. в Арке проживало до трех тысяч человек. И это был город в городе.

В настоящее время в Арке размещается областной краеведческий музей, содержащий экспозиции истории с древнейших времён до XX века, нумизматики, природы Бухарской области, археологии и письменности. И — многочисленные сувенирные лавки.




Конечно, я не могла не разместить в рассказе снимки экспозиции из работ С. М. Проскудина-Горского, пионера по фото документированию достопримечательностей Российской империи и в частности, Бухары.


Куш-Бегги. Главный министр Бухары. фото С. М. Прокудина-Горского


Эмир Бухары. фото С. М. Прокудина-Горского


Продолжаем осматривать исторический центр Бухары. Надо отметить, что примерно 140 объектов имеют длинную историческую «родословную». Мы ограничены всего двумя днями и выбираем самые популярные маршруты.

На узких улочках старого города немудрено заблудиться. За каждым поворотом новое открытие. Пои-Калян (XII—XVI вв.) — центральный архитектурный комплекс Бухары, расположенный на парадной площади Регистан (напомню, что так назывались площади, где сходились все дороги. Вот и наша дорожка привела в комплекс Пои-Калян, что в переводе означает «подножие великого», потому что находится у минарета Калян. Комплекс включает в себя три сооружения XII–XVI веков: мечеть Калян, минарет Калян и медресе Мири Араб.

Медресе Мири-Араб. Его два голубых купола возвышаются над старым городом и видны из многих мест.




У медресе, втором по величине в Бухаре, очень богатая история. Но я отмечу только два факта, которые мне показались наиболее интересными:

  • Печальный: Медресе Мири-Араб построено на деньги, вырученные от продажи в рабство более трех тысяч персидских пленников.

  • В свое время Мир-Араб было единственным духовным мусульманским учебным заведением на территории СССР. В числе знаменитых выпускников, называют погибшего президента Чечни Ахмада Кадырова


Мечеть Калян или Большая мечеть была построена в 1514 г. Мечеть Калян, вторая по размеру в Узбекистане после самаркандской мечети Биби-Ханум. Здесь могут одновременно молиться 12 000 человек. Все пять столетий своего существования мечеть Калян является главной соборной мечетью Бухары.





Периметр внутреннего двора мечети украшают крытые сводчатые галереи с 288 куполами, основанием которых служат 208 столбов. Цветная облицовка фасадов создана при помощи кирпичей, покрытых лазурью и мозаикой.





Еще несколько слов о минарете Калян — главного символа Бухары. Возраст минарета составляет почти 9 веков, и за все это время он ни разу не был в реставрации. Надпись на карнизе гласит, что он был сооружен в 1127 году восточным зодчим Бако.


Через минарет перекинут мостик, который соединяет его с крышей мечети Калян. Отсюда по крутой и узкой кирпичной винтовой лестнице со 105 ступеньками можно подняться в верхнюю часть минарета. Вспомнила подъем на самаркандский минарет на Регистане, оценила свои силы, которых у меня после прогулки по городу под палящим солнцем, совершенно не осталось. Решила пропустить и эту высоту, подкрепиться и набраться силенок для дальнейшей прогулки.

В Узбекистане видов плова немерянное количество. У каждого региона, района, порой кишлака и т.д. Я попробовала лишь несколько. Бухарский с изюмом по мне так самый вкусный. У меня было на протяжении всей поездки чувство постоянной сытости. И я зашла в ресторанчик, чтобы поддержать компанию мужу. Конечно, попробовала бухарский плов. Попробовала так, что на тарелке не осталось ни одной рисинки. Будто не ела три дня!!!



А посуда -то еще с советских времен. Цена 3 рубля 60 копеек.


Предлагаю и вам отдохнуть от моих «виршей» и, если будет интересно встретимся снова во второй части… продолжение последует, обещаю.

#Bukhara