• Татьяна Дударенко

Город, которого нет.

Обновлено: 2 мая 2019 г.


Несколько раз я пыталась описать наш путь из Данидина в город Крайстчерч. Но каждый раз «из-под пера» выходил совершенно другой по теме рассказ. И все-таки, собралась и, наконец, поведаю о последних днях пребывания на Южном острове Новой Зеландии.

Путешествие по острову подходило к концу. Заключительным аккордом был большой восьмичасовой автомобильный марш-бросок из Данидина в Крайстчерч.

Составляя такой маршрут, мы преследовали несколько целей:

во-первых, самое важное — добраться до международного аэропорта в Крайстчерче, откуда мы отправлялись на три дня беззаботного отдыха на острова Фиджи.

Во-вторых, по пути еще и ознакомиться с достопримечательностями Южного острова. И наконец, посетить Крайстчерч, о котором рекламные проспекты сообщали:

«* Третий по величине город Новой Зеландии, *украшение Южного острова. *В 1996 году Крайстчерч выиграл титул „Город-сад мира“, на который претендовали 620 городов из различных стран. *Красивый, полный английского колорита город»

Ранним утром, как только первые лучи солнца осветили Данидин, мы попрощались с городом на улочке — самой курьезной достопримечательности Новой Зеландии, и отправились в путь. (О Данидине - «Время-Деньги»)

Первая остановка была на побережье с уникальным природным явлением — валунами Моераки.

Вторая остановка в пути была ради одной из самых запоминающих встреч — «Встреча с Куком. Полеты не во сне, а наяву.»

Мы еще не проехали и половины пути, а восторженные впечатления уже зашкаливали. За окошком автомобиля мелькали знакомые пейзажи зеленых холмов со стадами овечек и коров, неприметные одноэтажные домики и не только, стоящие на земле.

Киви, так называют себя новозеландцы, народ — легкий на подъем. И если, место проживания по каким-то причинам не стало устраивать, они, с легкостью, не заморачиваясь на новое строительство, переезжают вместе со своим домом. И какие же это киви? Это, скорее улитки.

В Новой Зеландии в течение нескольких десятилетий проводились дебаты и референдумы, о том, следует ли менять национальный флаг. Предлагались различные варианты, на конкурс было подано более 10 тысяч дизайнерских предложений, одно из которых разработано австрийским художником Фриденсрайхом Хундертвассером.


И это не просто схематическое изображение зеленой спирали папоротника — эндемика Новой Зеландии.


Фото из интернета

Это еще и неотъемлемый символ искусства маори: резьбы и татуировки. Его форма «передает идею вечного движения», в то время как внутренняя катушка «предлагает вернуться к месту происхождения». Он также может быть соотнесен к Aotea — имя одного из мигрирующих вака (каноэ), которое отправилось в поисках лучшей жизни к новым берегам. (Этнографические исследования. Wikipedia)

Вот так и сегодня потомки маори, отправляются к новым местам вместе со всем своим скарбом, не задумываясь о какой-то другой транспортной упаковке для своих пожитков — все своё ношу с собой. Но чем не улитка?

Не буду загружать вас лишней информацией, тем более по итогам референдума оставлен ныне существующий флаг, но в продаже на сувенирной продукции присутствуют различные варианты из предложенных к голосованию на референдуме флагов и не только Хундертвассера.

А тем временем мы свернули с побережья вглубь острова, чтобы посетить удивительно красивое озеро Пукаки, с языка маори означает «скомканная вода». Озеро имеет ледниковое происхождение. Из-за того, что оно в основном пополняется талыми водами ледников, вода в ней имеет нереально голубой оттенок.



В северной части в Пукаки впадает река Тасман, которая берёт своё начало в ледниках недалеко от горы Кука. Мы полюбовались пейзажами и отведали радужную форель, устроив пикник прямо на капоте автомобиля. Невероятно свежая рыба. К слову, в Новой Зеландии предлагают еще и рыболовные туры. Здесь водятся 35 эндемичных видов рыб, которые не встречаются больше нигде в мире. Ближайшие магазины к озеру заполнены различными снастями: удочками, спиннингами, крючками, блеснами, палатками, даже лодками, и прочим снаряжением для рыбаков. Но это отдельная тема, тем более на рыбалку не ездили, поделиться впечатлением могу только от готового продукта — вкусно!


Следующая остановка была еще у одного не менее красивого озера — Текапо. Но больше всего это место известно небольшой церквушкой под названием «Церковь Доброго Пастыря». Кто такой этот добрый пастырь, мне смогла ответить только Википедия: «Добрый Пастырь (греч.) — символическое именование и изображение Иисуса Христа, заимствованное из Ветхого Завета и повторенное Христом в Новом Завете в аллегорическом описании своей роли учителя».


Само строение не особо выдающиеся, да и не древнее совсем (1935 г.) При строительстве были соблюдены очень строгие условия:

  • Место должно было оставаться максимально нетронутым и, чтобы не один куст эндемической травы не пострадал.

  • Скалы, если они случайно оказывались на пути линий здания не должны были разрушены.

  • Камни для стен здания должны были взяты в радиусе 5 км от участка, и должны были быть установлены и в их естественном состоянии (без резки, шлифовки и пр.)​

В 2002 году церковь была внесена в список исторического наследия Новой Зеландии. Она считается одним из самых фотографируемых сооружений Новой Зеландии. Осенью на берегах озера начинают цвести люпины, которые розово-сиреневым ковром покрывают большую часть побережья. Независимо от времени года, в хорошую погоду ночное небо словно планетарий, притягивает взгляды многочисленных туристов и профессиональных фотографов. Следующие два фото не мои, а взяты из интернета для иллюстрации рассказа.

фото из интернета

Особое географическое расположение этого места, да еще вдали от огней крупных городов дает потрясающую картинку звездного неба и млечного пути, где церковь великолепно вписывается в кадр, как центральный объект композиции. Ради одной этой достопримечательности в небольшом городке Лейк-Текапо даже построили отель и мост. Но мы не останавливаемся в этом отеле и не дожидаемся ночи, а продолжаем путь.

К вечеру путь завершился в Крайстчерче (1856 г., в переводе «церковь Христа»), городе на Южном острове Новой Зеландии, центре региона Кентербери. О современном облике города информация в интернете крайне скупа. Многие сайты содержат материалы и фото, датированные до трагических событий. Исключение — архив новостных лент СМИ о землетрясениях, которые изменили город до неузнаваемости.

Погода совершенно испортилась. Стало прохладно, пошел моросящий дождь. Так что, вечер мы провели за прекрасным ужином и отдыхом в отеле. А уже утром обнаружили, что самого красивого города Новой Зеландии, как гласили рекламные проспекты, просто нет. Землетрясения сентября 2010 года, а также февраля и июля 2011 года не только разрушили основные архитектурные достопримечательности, но и унесли жизни сотни людей. Власти пообещали, что объекты будут восстановлены в кратчайшие сроки, были выделены федеральные деньги. Прошло семь лет, но работы по восстановлению памятников архитектуры не закончены, ведутся крайне медленно, а порой и остановлены вовсе. Строительные площадки обнесены проволочной сеткой и заросли травой по пояс.

По этому поводу новозеландцы даже умудряются шутить. Возможно, благодаря нашим соотечественникам, а может быть под влиянием негативных новостей о России, которые превалируют на местном ТВ, но постоянное увеличение сроков и сметы по восстановлению разрушенных объектов сравнивают со строительством стадиона «Зенит-Арена»: «Обещанного девять лет ждут».

Одно только радует, что стадион «Зенит» все-таки построен, надеюсь, что такой же благополучный финал будет и у разрушенных достопримечательностей Крайстчерча. А пока весь центр города в ярко раскрашенных заборах, за которыми можно видеть развалины самого «красивого, полного английского колорита города» — города, которого нет. Я прошу прощения у горожан, за то что «посыпала соль на раны». I am sorry. А может быть показалось, причудилось, нафантазировала, была не в настроении - просто «слепой недовольный прохожий»